Ты — Чудовище! (часть 5)

автор Afia Bruna
58 просмотров

— Ты думаешь, что мне прямо уж так интересно слушать твои туманно маловразумительные бредни? Я и так еле сдерживаю себя, находясь рядом с тобой, а ты решил мне еще что-то добавить?! Тебе разве не надоело тут сидеть? На свежий воздух не хочешь выйти?

— А может я хочу именно вам рассказать. Может меня так внимательно кроме вас никто не слушал.

— Ты думаешь, я по собственной воле тут внимательно тебя слушаю? Я просто записываю наш разговор для протокола. В реальной жизни я бы с тобой за один стол даже не сел бы. Ты для меня неинтересен. Ты ничего не значишь для меня.

— А я так не думаю. Если бы вы не хотели со мной разговаривать, то давно бы уже покинули эту комнату, но как видите – вы все еще здесь. Значит, хоть маленький, но интерес для вас я представляю. Мне это, кстати, очень приятно.

— Слушай, мне тут твои любезности не нужны. Приятно ему, видите ли. Посмотрим, как тебе будет приятно, когда мы с тобой вдвоем с глазу на глаз окажемся на улице глубокой ночью. Вот тогда я посмотрю, как тебе приятно будет. Жаль, даже очень жаль, что ты никому потом не сможешь рассказать об этом. Так жаль. Тебя жалко.

— Видимо, вы очень хотите встретиться со мной вне этой комнаты наедине. Даже интересно стало. Но при этом вы сказали, что никогда даже не сядете со мной за один стол. Что-то я не очень вас тогда понимаю.

— Вот и я не понимаю, зачем надо было убивать всех этих девушек, если они не то что даже видеть тебя не хотели, а они тебя даже просто в упор не замечали. Где логика вообще в твоих жаждущих крови жестоких действиях?

— Логика была очень даже веская. Я же вам достаточно ясно разъяснил и все случаи подробно описал.

— Ты так легко говоришь! И вообще так спокойно все рассказываешь. У тебя все так просто. Тебе совсем не стыдно? Даже чуточку?

— Я не знаю и не понимаю, чего я должен стыдиться.

— Ты все свои убийства-радости убедительно расцениваешь как победоносное наказание. Причем даже очень смело и уверенно восторгаешься свершением этих жестоких деяний. Но ты глубоко и глупо забываешься и не учитываешь один момент и очень немилосердно убийственный для тебя факт. Твои якобы радостные деяния на самом деле по факту считаются обычными жесточайшими убийствами глупого убийцы. Надеюсь, я тебе понятливо все объяснил. И ты наконец-то поймешь, что твоим радостям пришел окончательный конец. Твои благие намерения настолько завели тебя чересчур далеко, что ты не учитываешь и не хочешь видеть даже реальное положение вещей.

— Это несправедливо!

— К кому? – гневно крикнул Солрак. — К жертвам! — конечно же безусловно. Теперь они беспристрастно спокойно могут лежать в своих могилах, тревожно не поворачиваясь от того, что такой гнилой придурок ходит по райской и блаженной земле, показывая свое дурное и безобразное кратковременное помешательство. Ко мне! – тем более. Мне приходилось долгими часами смотреть на разрушительные последствия твоего внезапного гнева и необъяснимого душевного расстройства. Я на такого дурака как ты столько своего драгоценного времени потратил. Аж бесит! Ты хоть понимаешь, какой безжалостный и бесчеловечный беспорядок ты сотворил со всеми этими девушками? Тебе их совсем не жалко? Ты считаешь все эти ситуации правильными, но они мешают тебе видеть подлинную истину.  Все эти ситуации были обычным недоразумением, которые ты воспринял слишком серьезно и близко к сердцу. Ты дьявольски зловеще исказил ясные и понятные вещи в своем невежественном и бестолковом мозгу.

— Мои чувства настолько все перемешались после такого насыщенного разговора с вами, что мое мнение об этих жертвах начинает меняться и это приводит меня в невыразимое смятение и непередаваемое глубокое замешательство. Пожалуйста помогите мне.

— Конечно же я тебе помогу. Я так просто тебя на таком билатеральном перепутье на оставлю и тем более не брошу! Кстати, последняя жертва действительно стала твоей последней радостью. Надеюсь, не из-за меня.

— Какая-то доля вашей вины есть. Вы слишком близко подошли ко мне, можно и так сказать. Однажды, я стоял на улице и ждал, когда загорится зеленый свет на светофоре, и вдруг увидел вас через дорогу и даже немного испугался, что вы меня так быстро нашли. Но, вы почему-то равнодушно прошли мимо меня и я если честно был очень удивлен этому. Я даже обернулся, чтобы проверить, что вы пошли дальше. И вы реально не обернулись. Вы даже мельком не взглянули на меня, как будто меня вообще не существовало для вас. Вы меня так задели если честно своим полным пренебрежением. Вы были так рядом со мной. Меня это очень взбесило.

— Тебе просто повезло, что я прошел мимо тебя. Реально повезло. К такому жестокому убийце, спокойно разгуливающем на оживленной улице, птица-удача в тот момент просто случайно подлетела и села на твое плечо.

— Даже если это так и есть, но это было правда подходящее время для нее. Вы так не думаете?

— Я даже думать не хочу об этом. Ты просто получил несколько дней легкой и безнаказанной свободы, вот и все.

— Да, получил. И я этому очень рад. Вам же тоже в какой-то степени повезло, потому что после этого не было больше жертв.

— И ты еще смеешь мне тут говорить, что это мне повезло? – взревел Солрак.  – Слушай сюда, придурок, как у тебя вообще совести и смелости еще хватает мне такое говорить? Мне повезло видите ли, что он перестал убивать. Ты вообще слышишь, что говоришь?

— А что, разве это не правда?

— Я по этому глупому высказыванию твоему даже спорить не буду и не собираюсь. Это будет бессмысленная трата времени.

— Да у вас все, что связано со мной, является бессмысленным. Это несправедливо!

— Да что ты говоришь! – ядовито мемекнул Солрак, передразнивая Нитрама.

— Если вы продолжите так говорить, то я буду жаловаться. Я это просто так не оставлю.

— Бесчувственность так и проскальзывает в твоих лживых и беспутных словах. Вряд ли наш разговор хоть что-то исправит и поменяет в твоем мышлении и понимании этого мира и взаимоотношений с людьми.

— Я так не думаю. Я же сказал раньше, что немного начинаю понимать ход ваших мыслей.

— Да ты свой-то ход мыслей и действий никак понять не можешь, а еще к моему ходу в очередь пытаешься встать. Какой же ты гнилой и ржавый все-таки.

— Вы что не можете даже чуточку похвалы отпустить в мою сторону?

— За что тебя хвалить то? За совершенные убийства? За твое признание сейчас?

— Немного похвалы за то, что я немного начинаю понимать свою вину в отношении этих девушек.

— Ну ты даешь. Немного начинаешь понимать? У тебя будет еще много времени полностью понять и признать свою вину во всех совершенных тобой безжалостных действиях и бесщадной кровожадности. Нам немного осталось. Хотя, одна похвала у меня будет для тебя, но об этом я скажу чуть позже. Потерпи, чуть-чуть осталось. Вернемся к нашей последней жертве. Даже не верится, что наконец-то дошли до нее. Предыдущие твои признания были глупыми. Посмотрим, за что провинилась эта девушка. Надеюсь, оно того стоило.

— Все девушки стоили того, что я с ними сделал. Все понесли свое наказание.

— Приехали! Короче, ты гнилой пень и оставайся таким же. Не думаю, что тебе стоит что-то менять, а тем более что-то понимать. Минуту тому назад говорил, что «да-да-да», а теперь такой «ой нет, я останусь на своем». Реально бесишь! Хорошо, что ты попался именно мне.

— О чем вы вообще? Я не очень понимаю.

— Вот-вот. Вот и я о том же. Тебе не понять, пустая твоя коробка. Ну так чем провинилась последняя девушка?