Ключник Паппу (часть 2)

автор Afia Bruna
186 просмотров

Он, тяжело запыхавшись, вбегает внутрь и еле переводит прерывистое дыхание от пробежки по лестнице и по длинным заковыристым коридорам внушительного размера здания. Получив немного живительного потока воздуха в легкие, он быстро произнес уважительное оправдание и внимательно посмотрел на человека напротив.

— Я сегодня вышел на замену. Меня очень сильно попросили. А так я работаю этажом выше.

— Вот и шли бы себе на свой этаж. Что сюда приперлись то?

Он немного удивился настолько агрессивной атаке в ответ на его смягчающие опоздание извинения со стороны такой милой девушки.

— А ты я вижу с характером дамочка.

— А ты что думаешь, пришел сверху и тебе все позволено что ли?

Видимо сегодня ему придется изрядно потрудиться, чтобы привести эту девушку в надлежащий мирный порядок.

— Ну я даже еще ни к чему не приступил. Я же только зашел. Ты мне даже не дала возможности представиться. А сразу пошла в контрнаступление. Так с приходящими вообще-то не поступают.

— Добро пожаловать, приходящий. Я – лежащий! Кто сказал, что я тебе что-то должна еще? Многого расхотел.

Видимо, сегодня ему придется тут чутка задержаться и свои желанные планы немного сместить на позднее время.

— Так. Давай сначала познакомимся, а потом уже посмотрим, что к чему. Тебя как зовут?

— А вы я вижу точно сверху пришли! Вообще-то идя сюда, вы уже должны были обладать всей необходимой информацией обо мне. Что-то вы совсем некомпетентный.

— Я же тебе вначале сказал, что пришел, потому что меня попросили. Я прямиком сюда примчался.

— Нарин.

— Налин, ты хотела сказать.

— С чего это?

— Ну, потому что… Кстати, а откуда ты меня знаешь?

— Откуда мне знать тебя вообще? Я вижу тебя сегодня впервые.

— Ладно. Давай так. Тебя как зовут?

— Я же тебе сказала. Ты совсем того что ли?

— Когда, где, когда ты сказала мне свое имя?

— Давай так. Я первая начну. Меня зовут Нарин. А тебя как зовут?

Он посмотрел на нее странным взглядом, даже можно сказать непонятным для нее взглядом. Как будто что-то удивительное и поразительно волшебное произошло только что.

— Хорошо. Очень приятно, Нарин. – сделав ударение на ее имени. – Меня зовут Налин.

Оба молча смотрели несколько секунд друг на друга.

Каждый в эти несколько секунд думал о своем. Но вслух пока не озвучили свои мысли и свои вопросы.

— Интересный сегодня день. И знакомство наше интересное. Мне нравится. Давай продолжим в том же приподнятом темпе.

— Да уж. У тебя красивое имя. Для мужчины. Мне нравится.

— Я ведь могу тоже самое и тебе сказать. Мне нравится твое имя. Тоже.

Каждый хотел вставить еще что-нибудь в ответ, но что-то они оба зашли во взаимный тупик.

— И почему же такая молодая, а лежит здесь отдельно? Тебе здесь совсем не скучно? Не пора ли выйти отсюда?

— Я бы и хотела, только не пускают меня отсюда.

— Ну так ты питайся хорошо, больше двигайся и выходи отсюда.

— Ты меня вроде не понял. Я хочу отсюда выйти, но в другой мир.

— Ого, чего захотела! А не рановато ли? Совсем рехнулась что ли?! Нет, по-другому скажу, совсем умом поехала не в ту деревню? Ты мне эти свои другие миры оставь при себе. Пока я здесь, то будь добра остаться в этом мире. В другой не пущу.

— А тебя кто спрашивал то?

— Пока я сегодня на дежурстве, то не пушу. Хоть описайся, не отпущу.

— Думай, что хочешь. Мне все равно.

— Ты совершаешь огромную несправедливость! Так нельзя!

— К кому?

— К себе, конечно же! Не по отношению ко мне же. Хотя и в мою сторону тоже несправедлива. Я здесь свое бриллиантовое время для тебя уделяю в свой выходной день, а ты мне невежественность свою показываешь со всех неприятных сторон. Фу, как некрасиво.

Что? Фу? Да как он смеет с ней так разговаривать? Она немного пожалела о своей вспыльчивой несдержанности, но он не понимает всей тяжести проведенных дней наедине сама с собой на протяжении последних шести месяцев. Так почему она должна проявлять к нему искренность при разговоре?

Он почувствовал что-то печальное в ее выражении лица после его сказанных слов.

— Все в мире происходит не просто так.

— Не будем щепетильничать. Я услышала ваши слова. Мне этого достаточно. Не тратьте свое алмазное время на меня.

— Послушай меня. Ты можешь наконец-то определиться, ты со мной на ты или на вы? А то как-то смущает. Я не могу понять, я с другом или с врагом разговариваю сейчас.

— Не тот и не другой. Я – обычный прохожий человек. Сегодня я прошла мимо вас, вот и вы сделайте вид, что не заметили меня.

— Но это невозможно! Может быть, ты и прошла мимо меня, но я остановился и подошел к тебе. А это, между прочим, не каждый человек сможет сделать. Так что цени мои усилия и старательность.

— Спасибо. Теперь можете идти.

— Я же сказал тебе до этого, что не отпущу тебя. Так что тебе еще маленько придется задержаться в этом мире. Со мной. Вместе. Давай пока вместе поживем здесь на этой земле.

— Не знаю, надо подумать.

— Кстати, о питании. Здесь, между прочим, еду подают вполне приличную и подходящую для выздоровления пациента. Зря ведь отказываешься. Чем лучше ты будешь питаться, тем быстрее ты покинешь это место. Ой. Я имел ввиду не этот мир, а эту комнату. Надеюсь, ты правильно поняла мои благие намерения.

— Какие банальные слова! Что-нибудь поинтереснее бы сказали, раз уж пытаетесь удержать меня здесь.

— Тогда расскажи мне, что с тобой случилось и почему ты здесь? Да, это тоже банально покажется тебе, но я хочу услышать твою историю.

— В моей истории нет ничего такого интересного, поэтому не буду тратить ваше рубиновое время.

— Тогда давай с другой стороны геометрического квадрата пойдем. И что же у тебя такого произошло удивительного, что ты грохнулась в обморок в общественном месте? Такая молодая, а сил в твоем теле вообще ниже последней ступеньки в кладовку подвала.

Она немного помолчала, но потом приняла решение чуть-чуть довериться ему и рассказать про свою ситуацию.

— Я только недавно вышла на свободу…из мучительной депрессии и эмоционального выгорания, которое длилось чуть больше шести месяцев. Это реально было очень тяжело. Я совсем ничего не хотела делать, у меня даже желания не было как такового. Я могла целыми днями просто сидеть дома или лежать в кровати и смотреть сериалы, которые хоть как-то развлекали меня. Я в месяц на улицу могла выйти только два или три раза, остальное время я была дома в своей комнате. Это ужасное состояние бездействия и нежелания что-либо делать просто каждый день неприятно горько и зверски убивало и поглощало меня изнутри. Я не могла с этим ничего поделать. У меня даже малейшего желания не было с этим моим положением что-то сделать.

— Вполне оправдано. Для такого длительного тяжело-душевного состояния.

— Ты мешаешь мне злиться.

Он взглянул на нее с легким беспокойством.

— Я понимаю сколько печали и разочарований у тебя на сердце.

— Нет, ты этого не понимаешь, потому что с тобой такого не происходило.

— Откуда же тебе знать то? Ты же видишь меня сегодня в первый раз.

— Я не знаю это, а я уверена в этом.

— Нельзя знать или быть уверенным в чем-то, в чем ты не имеешь совершенного осознания и понимания действительности.

— Ты же не предлагаешь мне сейчас пойти по тропинке философствования с тобой. Ты забыл, что твое время бронзовое!

— Да, ты полностью права. И свое драгоценное время я всегда вкладываю в хорошие воспоминания. И сегодня одно из них – это ты!

— То есть я для тебя уже воспоминание, а не реальность. Ты это хотел сказать?

— Нет, нет. Не думай слишком много об этом. Я хочу помочь тебе, и я сдержу свое обещание.

Медсестра принесла поднос с едой.

— А вот как раз и время обеда. Пора покушать и набраться огромных сил для дальнейшей жизни.

Он поставил поднос перед ней на кровать.

— Я есть это не буду.

— Но тебе надо, чтобы побыстрее поправиться и выйти отсюда.

— Ты видимо с первого раза не понял меня. Еще раз повторяю тебе, что я есть не буду.

— Ты плохо питалась и от этого потеряла сознание на улице. Тебе надо поесть. Хватит торговаться верблюдами.

— Но мы не на востоке и не на базаре.

— Вот именно. Об этом я и говорю.

— Мне все равно. Я свое слово сказала! Нет – значит, нет.  – прокричала она злостно.

Она гневно посмотрела прямо ему в глаза, давая понять, что от своих слов не отступиться ни в лево ни в право.

— Ты причиняешь мне боль и разочарование своими словами и глупым поведением.

— Мне все равно и наплевать на все. Ты можешь издеваться и глумиться от души, сколько пожелаешь. Мне все равно. — еще раз прокричала она.

Мимолетное замешательство и тревожное выражение показалось на его лице. Он испытывал явное возмущение, пристально смотря в ее глаза. Но его упрямая решимость всегда помогала ему по жизни решать даже самые трудные и непреодолимые проблемы.

— Ты выражаешь неудовольствие своей жизнью и это твои проблемы! Я не позволю твоему гневу навредить мне и испортить мой выходной день. И тем более встать на моем благородном пути помочь тебе к твоему восстановлению. Ты будешь есть и это точка. Не уйду отсюда пока ты не съешь все, что находится на этом подносе. – также громко прокричал он ей в ответ.

Нервы ее совсем сдали после услышанных слов и теплые капли слез попадали из ее глаз на щеки. Она впервые в жизни почувствовала поддержку и понимание со стороны совсем постороннего человека, которого видит впервые в жизни. И от этого все внутри нее так сильно сжалось, и она сама не поняла, как начала плакать, смотря на него большими влажными глазами.

Он совсем не хотел навредить ей своими словами и тем более смотреть, как она плачет по его вине, между прочим. Он немного помешкался на месте, но через пару секунд твердо принял решение, медленно подошел к ней и легонько приобнял за плечи, чтобы она успокоилась. Она волнительно обняла его двумя руками и в таком положении они пробыли несколько минут. Он легонько похлопывал ее по спине, давая понять, что он рядом и все хорошо. Она перестала плакать. Он отошел от нее, посмотрел на ее лицо и руками провел по щекам, вытирая слезы.

— Тебе жалко меня? – тихо спросила она.

— Возможно.

— Странный ответ.

— Да и твой вопрос тоже не из приятных.

— Возможно.

— Вот и я о том же.

— Ты незаконно завладел моим сердцем.

— Отлично сказала. Мне нравится. В глубине души я очень рад, что ты поняла всю мою искренность по отношению к тебе.

— Ты просто хочешь, чтобы я никогда не смогла тебя забыть.

— Возможно.

— Вот и я о том же.

И оба одновременно улыбнулись друг другу.

Паппу так спешил, так спешил. Он даже думать о другом ни о чем не мог. Самое главное прийти вовремя, потому что за любое непростительное опоздание потом ему придется очень сильно заплатить. А ему совсем не хотелось получать тяжелое наказание за работу, на которую он сам поневоле дал полное согласие. Хоть позже он и понял, что все было искусно подстроено, лишь бы он принял то гнусное предложение о работе.

Он, запыхавшись, забежал в палату. Сколько же здесь коридоров то и этажей в этом громадном здании. Как только врачи и медперсонал не путаются и не теряются тут в этих бесконечных закоулках. Палата 414, значит он в правильное место пришел. Он увидел только одно свободное место и это был стул, стоящий в изножье кровати с девушкой, спорящей о чем-то с молодым человеком. Поэтому он устало опустился на этот стул, чтобы немного передохнуть от эмоциональной встряски.

Он пытался успокоить свое прерывистое дыхание и услышал ее слова «Добро пожаловать приходящий! Я – лежаший!».

От этих слов он совсем забыл о своем дыхании и чуть со смеху не подавился, пока пытался втянуть воздух ртом. А она дамочка с характером еще и оказывается.

Он так громко засмеялся от души. Благо его никто не слышит, иначе бы сделали предупредительное замечание о соблюдении тишины в стенах этого здания.

Немного успокоившись, он достал бумагу из кармана и прочитал еще раз, что все правильно и он пришел в точное место. «Нарин, девушка, остановка сердца.»

Паппу так быстро спешил сюда, что даже не проверил ту ли он ключницу взял со своего стола. Ведь у него вечный беспорядок на столе творится. Везде разбросаны разнообразные инструменты, исписанные бумаги и много разновидностей сделанных им же вручную ключей. Он так забылся в своей любимой работе изготовления ключа, что совсем забыл про эту девушку сегодня. Но вовремя и причем как-то внезапно вспомнил о ней и сразу помчался сюда.

Кстати, если вы думаете, что если мы невидимы, то можем оказаться в другом месте за секунду, то это чистейшая неправда и искусно созданная непонятно каким невежественным и малокомпетентным недоумком наидичайшая ложь. Нам также надо добираться любым доступным способом и транспортом, как и обычным людям. Сегодня я приехал на метро, иначе на такси в такое время я бы точно застрял в непробиваемой пробке и вообще даже не успел бы приступить к моей работе.

Просмотрев кожаную ключницу с разными ключами и пометками на них несколько раз, он понял окончательно, что взял не ту ключницу. А без подходящего ключа он не сможет выполнить свою работу.

Он внимательно слушал их непрекращающийся разговор или можно даже сказать легкую перепалку между начинающими влюбленными, которые никак не могли определить, что делать дальше в этой сложившейся ситуации. Спустя несколько минут он заметил, как синяя нить из его сердца очень пылко и взволнованно тянется к ее сердцу. И. Вот это неожиданный поворот событий! Уау. Ее сердце, немного поколебавшись, затянуло узел с кончиком его нити. Вот это да! Уау! Он начал громко хлопать в ладоши и радоваться всем сердцем и всеми своими зубами тому, что сейчас происходит в данную минуту, как маленький ребенок, увидев вожделенную конфетку перед глазами. Так, подожди-ка. А как же? Ох, ну и втянули же вы меня оба в свою любовную историю. Значит, сегодня вся работа отменяется?! Получается, что так. Ведь у него появилась уважительная и простительная причина его отказа от каких-либо действий и полного неповиновения установленным правилам его работы. Да, наказание хоть легкое иль тяжелое, но все равно последует за всем этим. Он взял бумагу с ее именем и разорвал пополам. Он решил оставить ее в этом мире. Рядом с ним. Со своим шефом он как-нибудь разберется, хоть это и будет очень сложно сделать. Не из легких он властных мастей, чтобы вразумительно ему все объяснить и дать понять, что он вынужден был так поступить, потому что тому способствовали много неодинаковых сопутствующих причин.

Как же мило они улыбаются друг другу.

Паппу встал со стула, хоть этого никто даже и не видел и пошел к двери. Выйдя из палаты, он остановился, развернулся и еще раз посмотрел на них. Из них получится интересная любовь, мне нравится.