Ты — Чудовище! (часть 3)

автор Afia Bruna
246 просмотров

— Что вы все завели свою повторяющуюся шарманку и продолжаете крутить педаль? Зачем полез, зачем полез?! Я просто хотел помочь ей!

— Ты по ходу дела свой мозг повредил, помощник ты долбаный! Ты ей так хорошо помог, что она теперь безмолвно в гробу лежит, придурок! Помочь он видите ли хотел. Сам себе помоги лучше мозги вставить в нужное место в твоей никчемной коробочке!

— Я-то себе помогу, вы только не волнуйтесь так!

— Чего мне волноваться то? Ты меня просто бесишь своим противным видом, а трогать я тебя пока не хочу. Сначала хочу решить все мирным путем, то есть вербальным разговором между двумя человеками, один из которых видите ли великий помощник всея российской империи мчится на всех парах чтобы ни за что ни про что невинную жертву в темной ночи множественно раз заколоть и бессовестно тут сидеть и всякую чушь пороть! Ты мне лучше скажи, те парни видели все происходящее? Они свидетели?

— Нет! Конечно нет! Когда я подошел к девушке, то они через пару минут свернули в другую сторону. Они видимо приняли нас за ругающуюся парочку.

— И что же было дальше? Ты ее куда-то уволок?

— Я завел ее в какой-то первый попавшийся переулок и там со всей дури ударил ее ножом в живот, потому что она меня достала уже своим писклявым и повизгивающим голосом.

— Потому что ты просто хотел ей помочь.

— Да!

— Видимо с первого удара у тебя не получилось ей помочь!

Оба затихли на несколько секунд.

Каждый в этот момент думал, чтобы вставить такое подходящее и колкое, чтобы сильнее зацепить и больнее уязвить тем самым оппонента.

— Да, не получилось. Она еще больше визжать начала.

— Ну а я о чем. Мало опыта еще у тебя. Но учится этому древнему убийственному ремеслу тебе уже поздно. Время твое закончилось. Как жаль! Тебя!

— Нечего меня жалеть.

— Как это нечего? Ты же даже не попробовал другие орудия для убийства. Эх ты, столько всего интересного пропустишь. Ну да ладно.

— Откуда вы знаете? Может быть, я ничего даже и не пропустил.

— Что-то совсем не верится мне, что ты успел хоть что-то попробовать в этих известных мне убийствах. Ничего интересного. По крайней мере, для меня – так! Чем же тебя в безвыходное недовольство привела следующая девушка? Она хоть что-то успела тебе сказать в ответ?

— Да, успела.

— И наверняка это было то, что тебе не понравилось. Кто первый подошел, ты или она?

— Я подошел первым.

— Я в этом даже и не сомневался. Ведь ты же великий помощничек у нас тут. И что же вы не поделили? Еду или дорогу?

— Еду. Подметили или угадали?

— Позже расскажу, как я узнал. И кто был виноват?

— Она конечно же! Оказывается, мы заказали одинаковую еду, но я-то первый ее оплатил, а она подошла и внаглую забрала ее.

— Ты сказал ей об этом?

— Конечно! Я сразу подошел к ней и сказал, что я первый заказал еду и оплатил, но она подошла к кассе как ни в чем не бывало и забрала мой заказ. Даже после того, как я все рассказал, она мне не отдала заказ. На ее лице даже не отразилась никакая хоть малюсенькая озабоченность тем, что к ней подошел какой-то парень с претензией. Она отвратительно просто и возмутительно спокойно сказала «Бывает». Что это вообще за ответ такой? Она даже не извинилась передо мной и вообще не восприняла всю содержательную серьезность этой ситуации. Или ей вообще просто было наплевать. А мне вот нет! Мне пришлось еще минут 10 ждать приготовления заказа. А ведь я голодный был, с утра ничего не ел. Она мне еще больше настроение испортила.

— Значит, ты поел и потом пошел за ней? Как ты потом нашел вообще ее?

— Я не преследовал ее специально. Я случайно столкнулся с ней потом уже на улице. В одном магазине покупали бутылку воды. У кассы она стояла передо мной, потом вдруг повернулась, посмотрела ехидно и такая кивнула мне, что типа видишь я первая оплатила. Но ведь до этого еду я первый заказал, а она уже позже подошла.

— И ты пошел за ней?

— Да! Если в первый раз я еще вроде как быстро успокоился, то в магазине после ее гнусного кивка в мою сторону я просто был взбешен уже. Я пошел следом за ней, но при этом держась на приличном расстоянии, чтобы она ничего не заподозрила. На улице было уже реально темно, только фонарные столбы освещали идущему путь вперед куда-то вдаль. Она самолично подвергала себя жесточайшей опасности, идя совсем одной по такой безлюдной местности. Я посмотрел по сторонам, рядом никого не было и я вонзил нож ей в шею.

— И опять со спины?

— Конечно! Но самое интересное и забавное было дальше. Она повернулась, видимо от неожиданного осознания произошедшей с ней ситуации, и я сказал ее же тоном «Бывает». Она аж опешила от моего ответа, ее глаза так ошеломительно округлились. Это было потрясающее зрелище!

— Да уж, представляю себе. Жалко девчонку.

Оба смотрели друг другу в глаза и мрачно отмалчивались.

Нитрам вспоминал это великолепное чувство радости, когда он сказал ей «Бывает».

Солрак думал о том, что перед ним сидит какой-то бестолочный и скудоумный убийца, который бестолково убивал девушек из-за каких-то непредсказуемых и тривиальных ситуаций.

— А мне совсем ее не жалко. Надо вести себя нормально по отношению к другим людям. Тогда бы с ней ничего такого жертвенного бы не произошло. Сама виновата.

— По твоим словам выходит, что все другие абсолютно виноватые вокруг кроме тебя. Так не бывает, придурок. Твоя большая вина в этих преступлениях намного значительнее, чем их простотная наивность. Беспощадное разрушение отвратительно и язвительно гноится в твоем бездушном и жестоком сердце. Ладно, продолжим. Следующая твоя жертва – интересная, с точки зрения нанесения ударов.

— Почему вы так решили?

— Обычно ты бьешь в одну точку, а в этом деле ты нанес удары в живот и в грудь. Почему ты решил так сделать?

— Потому что она заслужила эти удары.

— Она ударила или толкнула тебя?

— О! Подметили?

— Что она сделала? Рассказывай уже, не томи бедную бултыхающуюся картошку в кастрюле. Ударила тебя?

— Можно и так сказать. Все произошло в людном месте, куда я пришел приятно провести вечер и отдохнуть от долгого и тяжелого дня. В этот день была презентация новой книги автора. И также на удивление для меня там соорудили небольшой фуршет. Напитки и маленькие закуски были аккуратно расставлены на нескольких столах. Под напитками я увидел только шампанское и красное вино.

— Только не говори, что она пролила вино на тебя? Серьезно?

— Нет. Не она, а я.

— Значит, на этот раз ты был виноват! Вот это ты меня поразил, так поразил.

— Нет, все совсем не так. Да, я пролил вино, но была виновата она. Ох, как же она меня выбесила в тот день и в тот секундный треклятый момент. Я был готов прямо там ее убить при всех. Мне даже вообще было все равно, что все увидят это кровавое зрелище. Ох, до сих пор аж прискорбно потряхивает меня от этой дуры тупой. Вы были видели ее лицо в тот момент, когда она меня толкнула. Ой, извините. Якобы она меня легонько задела. Ее слова, кстати.

— Ну что ты сразу кипишуешь? Может она реально тебя нечаянно задела, а ты аж сразу взревелся вон как. Успокойся.

— Да какой успокойся. Увольте сразу.

— Ну тогда расскажи поподробнее как все произошло, чтобы я смог со стороны взглянуть и понять, кто прав и кто был виноват из вас двоих.

— Я подошел к автору книги для автографа. Отстоял очередь, между прочим. Потом решил выпить немного вина, просто попробовать. Я стоял и вообще никого не трогал. Вдруг девушка меня задевает и мой бокал с красным вином опрокидывается на рядом стоящего мужчину. Мужчина сначала смотрит удивленными глазами на пятно, а потом гневным взглядом на меня. Я сразу извинился и сказал, что меня девушка толкнула. Иначе зачем мне проливать вино на него, ведь это полное сумасбродное безрассудство. Девушка в этот момент касается моего локтя со словами «какой вы неуклюжий» и с ехидной такой ухмылкой на губах. Вот это меня еще больше отколошматило. А знаете, что она дальше сделала? Она плавненько подошла к этому мужчине, любезно так взяла его за руку и сказала ему «Вы уж извините его. Неуклюжий он. Давайте я помогу вам избавиться от этого пятна. Пройдемте со мной в уборную.» Вы теперь врубились? Она меня толкнула, чтобы замутить с этим мужиком. Вот она тупая дура. Я получается крайний оказался и был виноват во всем случившемся. По ее словам.

— Ситуацию в общем-то я понял. Она хотела с ним познакомиться, но используя тебя. Очень умно с ее стороны. Разве нет?

— Какой умно? Я же последним в одиночной очереди остался. Я такие маневры хитрые не люблю.

— А где же ты тогда с ней расправился? Только не говори, что в уборной же?!

— Я думал кстати об этом. Но это была бы слишком легкая и кроваво пыльная работа. Тем более сразу просекли бы меня там по камерам. А мне этого отнюдь не нужно было.

— И то верно говоришь. И где же ты все-таки нагнал ее и разобрался с ней? После того как все ушли уже?

— Можно и так сказать. Все начали расходиться уже, я случайно увидел ее среди остальных выходящих и решил пойти за ней. Все пошли видимо в сторону ближайшего метро, а она на радость мне изменила направление своего движения и завернула в другую сторону, совершив непоправимую глупость. Удача просто шла мне в зудяще чешущиеся руки. Что может быть прекраснее этого поворотного мгновения? Я не отставая шел за ней. Она видимо через некоторое время почувствовала это и обернулась. Я молниеносно ударил ее в живот со словами «какая вы неуклюжая». Держал крепко нож еще в ее животе, не вытаскивал, потом резко отдернул руку и сразу же жестко ударил ее в грудь. Спросите, почему в грудь? Потому что она задела меня своей грудью и поэтому вино разлилось на того мужчину. Вся вина полностью лежит на ее провинившихся плечах или груди в данном случае.

— Ну ты и замудрил конечно же. Надо было тогда сразу бить в грудь. Зачем же сначала в живот то ударил?

— Мне так приятнее было. Я получил неимоверно неизгладимое удовольствие.

— Тебе просто делать было нечего. Эффекта он видите ли больше хотел. Надо сразу бить в одну точку и со всего размаху. Вот тогда ты получишь такой мощный заряд радости и еще вдобавок безграничного удовольствия, которого хватит тебе надолго еще. Особенно ты это почувствуешь, когда будешь смотреть в глаза того, кто стоит или лежит перед тобой и которому ты наносишь один единственный и точный удар. Вот это просто нечто сногсшибательное и непередаваемое обычными словами будет! Поверь мне.

— Слишком уж вы достоверно все говорите. Такое ощущение, что вы не раз сами это делали. Но ведь это невозможно! Такого не может быть.

— Кто знает. Все может быть. Сейчас не обо мне речь, а о тебе. Если будет подходящее время, то я и о себе немного поведаю. Но пока что это маловероятно произойдет. А почему следующую жертву тоже в живот ударил? Чем же она провинилась перед тобой?