Неохотная тренировка

автор Afia Bruna
279 просмотров

Суббота. Ну почему? Почему именно сегодня надо пойти в зал? Может быть, отложить на завтра? Как на завтра? О чем ты говоришь? Ты уже и так пропустила два занятия. Надо все наверстать. Зачем тогда деньги отдала за зал?! Аль ты такая богатая, что эти деньги – мелочи для тебя? А ну быстро встала, оделась и побежала как миленькая в зал!

Вот так она всегда и на постоянной механичности разговаривает молча сама с собой и каждый раз уговаривает себя сделать это или то действие. Да даже посуду помыть, сразу развесить одежду из мигающей стиралки, выбросить мусор, чтобы много не скапливался, не покупать книгу дорогую, если у нее уже эта книга в телефоне есть и еще много подобных важных и неотложных дел. Ведь если себя она не заставит, то больше некому пнуть ее хорошенько по ноге, чтобы встала со своего стула и отлепила свои два глаза в очках от белого монитора с сериалами.

На улице хорошая погода, если ее вообще так можно ласково обозвать в начале весеннего сезона. Туманное средне-голубое небо, серый асфальт, черные машины, да еще дурацкий ветер дует вообще со всех сторон. Ну почему асфальт всегда серый? Почему нельзя соорудить его другого цвета?! Почему ветер дует из разных сторон? Почему ветер не может дуть только в одном направлении и одним потоком, а я бы тогда отошла от этого потока влево или вправо и вуаля – я в не ветреной зоне! Почему я выхожу из дома с прямыми гладкими волосами, а через несколько минут мои волосы торчат в разные стороны и вообще выглядят как повесившаяся солома где-нибудь в деревенском сарае?! Почему я иду в зал ни разу не сбившись с пути? Как могут ноги идти сами по себе на автопилоте, а в голове в это время разговаривают разные мысли между собой, да еще не только ведут диалог, ну и иногда могут в контратаку перейти? А глаза?! Глаза же смотрят как карусельные локаторы в разные стороны и при этом еще дополнительную информацию передают мыслям в голове для дальнейшего обсуждения. Как это все может одновременно происходить с человеком? Ну, то есть со мной.

Она поднимается на лифте на четвертый этаж. Заходит в раздевалку и переодевается в удобную спортивно-уличную форму, в которой она чувствует себя и просто и модно. Да вот такая она, что даже в зале она хочет быть привлекательной и сохранить свою индивидуальность в своих повседневных ярких нарядах, будь то классика, уличная или спортивная одежда.

На весах она взвешивается, записывает цифры в тетрадку, где она отмечает все свои количественные действия на молчаливых железных трансформерах. Тренировки – это трудоемкий и утомительный повторяющийся процесс, когда ты можешь законно, положительно и успешно издеваться над своим телом и никто тебе не указ. А еще безотчетно повторяя одно и то же движение, ты просто не можешь ни о чем думать, кроме как, когда же завершатся отведенные двадцать минут на этом тренажере. И вот когда на экране уменьшаются минуты и последние секунды ты с восторгом и торжественностью улыбаешься сама себе и раскидываешь руки в воздухе, подтверждая тем самым, что ты чемпион и реализовала запланированную дистанцию ни разу не сбившись и не уклонившись от выполнения. Да это маленькие победы, но даже такие машинальные действия приводят к большим хорошим результатам. Про второе дыхание и мощный заряд – это еще незначительно и привычно сказано.

Сегодня она решается впервые взяться за гантели, которые лежат на специальной длинной подставке в другом конце зала, где в основном занимаются только мужские особи. Да там этих гантелей килограммами лежат. Может быть, вот этот средний подходяще весит для…

Она вскрикнула. Ну, если можно это так назвать! Она просто громко произнесла две буквы «АУ». У нее аж белые круги повыскакивали из глазных орбит в разбросанные по разным углам линии для более пущего эффекта.

— Ты что творишь то?

— Ты это мне?

— Нет! Я просто с гантелями разговариваю. Конечно тебе!

— А что я сделал то?

— Что? Ты ударил меня!

— Я? Тебя? Когда? Я тебя даже пальцем не тронул, а ты говоришь – ударил.

— Я только хотела взять гантелю и ты меня током ударил.

Отсчиталась тысячная доля секунды и он рассмеялся.

— Ты еще и смеешься надо мной? Это, между прочим, совсем не смешно. Мне не смешно.

— Да ты просто так все победительно сказала, ну все эти слова, как будто окончательный вердикт подсудимому выносишь в суде. А это был все лишь удар током.

— Для тебя это может быть и ничто, но у меня то последственный эффект от удара был в глазах. Короче, тебе этого не понять…

— Амир.

— Что?

— Меня зовут Амир.

— Понятно. Афир.

— Нет-нет. Вторая буква «М». Амир.

— Ты больной что ли? Я же сказала – понятно. Афир.

— Ну, ты точно больная! Я же тебе еще раз повторяю! Вторая буква «М». М – как мужчина, м – как магия, м – как мы. Амир.

— Слышь, ты глухой больной! Понятно, Амир! М, м, м. Афир! Я – Афир! Меня зовут Афир! Понятно?!

Легкий конфуз пробежал по мужественным чертам его симпатичного лица.

— Что же ты раньше не могла сказать?! Ну, теперь – понятно.

Оба одновременно повернулись к стойке с гантелями.

— Тебе вот эти подойдут. Слишком тяжелые на первый раз не стоит брать.

— Что за хитроумная подсказка прозвучала из ваших уст, Амир!

— Ты что издеваешься, что ли?

— Я? Отколите меня лучше. Даже не намеревалась.

Оба берут по гантелям и, стоя перед зеркалом, начинают поднимать то правую руку, то левую руку. Они стараются воздерживаться от прямых взглядов друг на друга. И у них это очень даже искусно получается. Хотя, если ты положил на какого-то свой точный глаз, то этому человеку уже никуда не деться из бдительного и зоркого поля зрения. Эх, что только не вытворяют начинающие влюбленные человеки в достижении своих сердечных желаний, непрерывных хотений и внутренних стремлений!

Через минут пять или семь гантели положены на свои надлежащие места. Она возвращается в другую часть зала к тренажеру «Climbing», а он остается на прежней трудовой территории.

И все-таки странными и провиденциальными происходят первые знакомства и встречи в реальном времени.

Спустя два часа упорных тренировок в разных концах зала они оба одновременно появляются на ресепшене для сдачи ключей от шкафчиков.

Одинаковые желания и действия крутятся в головах разных людей, совершая земной круг вокруг своей оси. Да возникают неоднозначно странные желания у неопределенного количества людей, но на то они и редкие, как гигантские слоны медленно шествующие в центре города. Все в этой настоящей жизни возникает из ниоткуда и из ничего и уходит также в никуда и в ничто, пока другой такой же странный человек внезапно не наткнется на это и не раскопает старые осколки прошлого. Все в этой настоящей жизни повторяется, просто уже в другой перспективе с другим человеком и в другой настоящей жизни.

Они заходят в лифт, спускаются на второй этаж и вместе останавливаются в дверях «Планета Суши». Разве не это ли чистое совпадение разных людей с одинаковыми желаниями?!

— Тебе не кажется это странным?

— Мне нет. Я очень голодная.

Она проходит впереди него и садится за дальний столик напротив голого женского тела на стене. Он смотрит ей в спину, следует за ее шагами и, недолго раздумывая, садится напротив нее.

— Я тебя не приглашала со мной покушать.

— А я и не принимал твоего приглашения. Просто здесь все столы пустые. Никого нет. Кроме тебя и меня и еще вот тех двоих работников за стойкой бара.

Она осмотрела зал и его слова оказались существующей правдой.

Они заказали каждый свои любимые суши, но на самом деле каждый выбрал по новому суши, который никогда не пробовал и сейчас будет вкушать его впервые. Но у всего нового и неизведанного есть свое скрытое значение и объяснительный смысл.

— Ты заказал мои любимые суши.

— Ты тоже заказала мои любимые суши.

— На самом деле я эти суши сегодня заказала впервые.

— На самом деле я тоже свои заказал впервые.

Они посмотрели на суши напротив себя, потом друг другу в глаза, испытав замешательство и вопросительность с намеком на признательный взаимообмен, и произнесли вместе…

— Давай поменяемся!

Почему именно сегодня надо идти в зал?! Эти постоянные трения между «надо» и «почему» непроизвольными эпизодами приводят к хорошим и замечательным явлениям в этой настоящей жизни.