Одна застежка…упс…

автор Afia Bruna
337 просмотров

Прекрасное настроение. А что еще нужно для рабочего дня с утра?  А если это действительно так, то почему бы и не одеть новую вещь сегодня?! На вешалке как раз висит новая белая футболка. О ля ля. Ох, нижнее белье, куда же она без него.

Почему все сразу под словом «нижнее белье» представляют себе трусы?! Нижнее белье – это все то, что одето под верхней одеждой. Самое интригующее, что выражения «верхнее белье» нет в обиходном разговорном словаре земного человечества.  Ну, это она так к слову, размышления вслух.

Ну, так, к чему она все это ведет. Она не понимает девушек, которые под белую футболку, да вообще под любую верхнюю одежду, надевают странный бюстгалтер. Короче, у нее много красивых, кружевных и разных фасонов бюстгалтера.

Редко встречаешь на вешалке бюстгалтер с одной застежкой, обычно они все с двумя. Но, недавно в магазине она случайно натолкнулась на одну такую редкую вещь, не удержалась и купила в конце концов. Как говорится, одна застежка, ну так пусть будет одна. Не катастрофа же.

Поверх белой футболки одевает черную кофточку, потом джинсы, туфли на высоком каблуке и сумочка.

Ведь правду же говорят, что в гардеробе должно быть больше аксессуаров. Сумки, нижнее белье, обувь, ремни, шарфы, бижутерия – вся эта многочисленная пополняющаяся свалка многострадально разложена, развешана и впихнута в гардеробе или в разные шкафчики в комнате. Иногда одеваешь дорогую одежду, а с виду то и не поймешь, что стоит немалых денег. Но вот хорошо подобранный аксессуар к одежде может с ног на голову перевернуть весь образ и преподнести тебя в самом наилучшем обличии. А это куда более интереснее, чем напялить на свое тело все самые дорогие вещи и выглядеть неестественной хлопушкой посередине улицы или метро.

Работа ждет, а вместе с ней и что-то новое для себя узнаешь или увидишь, пока пребываешь вне зоны домашнего уюта и тепла.

В метро вечно соревнуется жестокий ураган с эмоционально разрушительным человековоротом. Кто-то с неподобающим успехом для данной ситуации выдерживает, кто-то с треском проваливается и выплескивает все накопившееся за какую-то жалкую долю секунды в гневный сгусток непрекращающегося течения речевых высказываний.

Она в метро всегда успешно проходит этот уровень между душевным молчанием и ярым мычанием.

До нужного выхода из вагона еще ехать аж семь станций. Она всегда стоит ближе к выходу, но сегодня ее немного подвинули. Человеческие тела с встроенными многофункциональными душами наполняют вагон до беспредела ограниченного количества.

Позади, прислонившись к прозрачному стеклу с вечно долбанными белыми буквами «не прислоняться», на которые весь безграничный земной мир не обращает ни капли своего драгоценного внимания, стоит симпатичный высокий парень и ждет, когда же эти длинные семь заведомо обусловленных и конкретных станций наконец-то завершатся и позволят ему выйти из мчащегося по непрерывным прямым рельсам поезда. Пока этот поезд выполняет свою непререкаемую повторяющуюся изо дня в день работу он смотрит на девушку, которая стоит к нему спиной. А точнее сказать смотрит на ее образ и длинные волосы. Все остальное ему просто недоступно для просмотра.

Спустя несколько станций девушка хватается за грудь и начинает оглядываться по сторонам.

Парень замечает ее резкое движение рукой и мимолетно у него пролетает в голове «Ха-ха. Упс!».

Пока она то поднимала, чтобы держаться за перекладину, то опускала руки, застежка на бюстгалтере не выдержала ее верх-вниз манипуляций и расстегнулась.

Про себя же девушка только сказала «Ну только не сегодня. Я же в белой футболке».

Она как может, одной рукой закрывая грудь, а другой держа сумку, задним ходом пробирается к противоположной двери вагона и натыкается спиной на кого-то.

— Стой и не двигайся.

— Пожалуйста, можно я встану у двери?

— Говорю же не двигайся. Сейчас я тебе помогу.

— Э, алё? Ты чего?

— Ты сама чего? Как в таком движущемся вагоне ты сможешь застегнуть застежку бюстгалтера? Глупая что ли?

— Да ты! Откуда? С чего ты взял? Я просто хочу встать там. Вот и все.

— Я все видел. Так что не надо врать. Просто стой смирно и никто ничего не заметит.

— Ты чего…тут раскомандовался? Отойди плиз. Будь добрее к другому человеку.

— Ну ты даешь?! Я добрее из добрейших, что предлагаю тебе бесплатную доброту в час пик рабочего буднего дня.

Вагон остановился. Она попыталась просунуть сумку между ног, чтобы освободить руку, да не тут то было. Двери закрылись, вагон тронулся и ей пришлось сумку вернуть в то же положение, что и было изначально.

Он притянул ее за талию ближе к себе.

— Стой смирно. Я все сделаю за пару секунд.

— Да что ты там сделаешь? Отстань.

— Держи сумку и руку в том же положении. Не двигайся.

Он раскрыл пиджак чуть шире и как бы прикрыл ее по бокам. Со стороны создавалось такое впечатление, что они влюбленная парочка и он ее просто хочет обнять.

Как же хорошо, что всегда в вагоне все стоят головой по направлению к выходу.

Он обнял ее так, как возвышенная гора посреди песчаной местности прячет маленький домик от посторонних выискивающих глаз. Одной рукой он соединил противоположные стороны кофточки и зажал их в кулаке на уровне груди.

— Что ты делаешь?

— Обнимаю! Не видишь что ли? Теперь давай мне сумку. Так ты освободишь себе обе руки.

Второй рукой он забрал у нее из рук сумку.

— Вперед! Теперь можешь застегнуть спокойно бюстгалтер и никто даже ничего не заметит.

Она про себя подумала «А он смышленый парень!»

Она быстро завела руки за спину и застегнула застежку.

Седьмая станция приближалась. Пора выходить. Им обоим.

Он разжал кулак, подвинулся чуть в сторону, взял ее за руку и, влившись в поток, вывел ее из вагона.

— Спасибо.

— Да не за что. Я же добрый.

— Да, что-то в этом роде.

— И часто у тебя такое происходит в людных местах?

— Нет. Сегодня в первый раз.

— А с чем связано?

— Новый бюстгалтер одела.

— А ты всем так сразу в лоб отвечаешь?

— А что в этом такого то? Это же правда. Я же тебе не пароль от своей банковской карты дала, где у меня лежат миллионы. Так что ничего страшного не вижу.

— А про миллионы тоже всем рассказываешь?

— Ха-ха. Так мои же миллионы. Не завидуй.

— Да, я и не завидую. У меня своих хватает.

Поднимаясь по лестнице, она оступилась и чуть не упала, если бы он ее вовремя не схватил за руку.

— Спасибо.

— Да не за что. Ну, я типа вдвойне добрый сегодня.

— Ну да, да.

— Видимо, у тебя так утро прекрасное задалось. Глядишь, аж чего дальше подобного не случилось пока не добралась до конечного пункта назначения.

— Ничего не случится. Хватит уже.

Дальше их пути расходятся, потому что ей надо налево, а ему направо.

— Ну ладно, тогда пока.

— Пока. Больше не попадай в такие переделки в людных местах.

— Ладно. Пока.

Рабочий день закончился. Для всех, наверное, самые ненавистные минуты наступают утром по пути на работу и вечером на пути домой. Почему? Повторяющееся действо с использованием многочисленного перемещения человеческих тел в одном подземельном закрытом мире постоянно остается неизменным не только утром или вечером, но и на протяжении всех рабочих активных часов работы подземного мегамира.

Она заходит в вагон и, не успев зафиксировать себя в одном месте, входящая волна отталкивает ее к задним дверям. Она спиной натыкается на кого-то.

— Изви…

— С утра не виделись!